Вернуться к обычному виду

Дуняшин век

Дуняшин век 06.03.2015
К 70-летию Победы

"На веку, как на долгом волоку – разное пережить придётся", - любит приговаривать Евдокия Кузьмовна. Как нельзя под стать эта народная пословица её жизни, длиною в целый век. 28 февраля Е. К. Каргаполова труженица тыла, вдова участника Великой Отечественной войны отметила 100-летие со дня рождения. Богатая на лета жизнь насыщена событиями, по ним можно проследить немалый период исторической летописи нашей страны.

Отец в строгости воспитывал

Родилась Дуняша в деревне Калитово Верхотурского района, в семье Кузьмы Максимовича и Екатерины Яковлевны Фоминых.

Мама - добрейшей души человек, а вот отец нрава был сурового. Всех четверых детей в строгости воспитывал, за провинность мог и побить крепко. К труду сызмальства приучены были: по хозяйству, на поле…Учёбу считал делом в жизни бесполезным и детей в школу не пускал. Евдокия Кузьмовна вспоминает: «Девчата забегут за мной, чтоб в школу идти, а отец не пускает, мол, для чего тебе грамота, парням письма писать? Дома сиди, работы невпроворот!»

Одним из самых ярких детских воспоминаний стали гостинцы, что отец неизменно привозил с Ирбитской ярмарки. С той самой, гремевшей на всю Россию торговой ярмарки, что ежегодно проводилась в слободе Ирбитской, на Верхотурском тракте, идущем из Европейской России в Сибирь.

Привозил отец с ярмарки мелкие разноцветные леденцы – монпансье (большущую жестяную банку из-под этих леденцов бережно хранили в семье долгие годы). А однажды Кузьма Максимович и вовсе с необычным подарком приехал, с медвежонком. Посадил его на цепь во дворе. На косолапого все деревенские ходили посмотреть, пока его один заезжий артист не купил.

Коллективизация

- Фомины в деревне бедняками не считались. Чтобы четверых детей прокормить работали от мала до велика, не разгибая спины, хозяйство было большое. Коллективизация полностью разрушила привычный уклад жизни. В 1930 году семью признали зажиточной и раскулачили. Скот, инвентарь, другое имущество обобществили и передали в колхоз, – рассказывает (а в своё время ей мама рассказывала) Надежда Ильинична, внучка Кузьмы Максимовича и Екатерины Яковлевны, дочь Евдокии Кузьмовны. – А дед ни в какую в колхоз не пошёл. Лишилась семья крова над головой. Старшая дочь Васса уже была замужем и жила в Меркушино, а все остальные вынуждены были уехать с родных мест".

Дальше судьба сложилась так, что в Ижевске жили. Кузьма Максимович на строительстве завода работал, а жена с детьми, как тогда говорили, «в людях жили» - по дому всякую работу делали, а потом шли к отцу на стройку помогать.

На верхотурскую землю вернулись в 1934 году, в Меркушино, где жила старшая дочь Васса.

Стерпится – слюбится

Когда Евдокии исполнился 21 год, родные присмотрели ей жениха – работящего, непьющего, овдовевшего Илью из деревни Каргаполова. Сама девушка увидела его впервые, когда свататься приехал. Не понравился он ей – больно старым показался, на 15 лет старше. «Мне надо подумать», - ответила Дуняша сватам. Вспоминает: «Да недолго я думала, жить-то надо было где-то, вся семья у Вассы ютилась. Вот и решилась я за Илью замуж пойти и сына его как родного приняла, а он сразу стал меня мамой называть».

До сих пор помнится ей платье подвенечное, в горошек, что с такой любовью для неё Васса сшила. Венчались в церкви деревенской в 1936 г., а в ЗАГСе г. Верхотурье расписались только 1951г.

Как показала жизнь, - рассказывает дочь Надежда Ильинична, - мама, выйдя замуж, не ошиблась в моём отце - человеке честном, добром, работящем, очень спокойном. 37 лет вместе родители прожили, а не помню, чтобы ругались когда-то. У мамы характер командирский, а папа умел подчиниться, потому и в семье всё хорошо было. Не зря говорят, стерпится – слюбится…

Молилась за Илью-воина

…Ты нас на войну провожала,
К груди прижималась щекой,
Ты рядом с теплушкой бежала,
Крестила дрожащей рукой.

Евдокия своего Илью провожала на фронт дважды. Повестка из Лялинского военкомата пришла осенью 1942 г. почти всем мужчинам в деревне Каргополова. Так всей деревней на подводах, что дал по такому случаю председатель колхоза, и поехали провожать своих мужиков на фронт. В Ляле на построении военком скомандовал: «Комбайнёры, трактористы, шаг вперёд!». Поскольку в самом разгаре шла уборочная страда, то им, в том числе Илье, дали отсрочку. На фронт ушёл в марте 1943г. Воевал на Белорусском, в артиллерийских войсках.

Каждый день молилась Евдокия за своего Илью-воина. И он это чувствовал! Вернувшись домой, родным рассказывал: «Мистика какая-то, но мне всё казалось, что впереди меня всегда идёт невидимая женщина, которая меня бережёт. Не раз был на волосок от смерти, но всё обходилось. Никогда не забуду, как ночью только вышел из землянки, как в неё вражеский снаряд угодил…»

Там, в белорусских болотах, когда ноги примерзали к валенкам, под вражескими обстрелами, он чувствовал эту неведомую хранящую его силу.

«Ты с нами, родная, ты с нами», —
Мы шепчем в кровавом бою, —
Мы держим высоко, как знамя,
Святую надежду твою.

Евдокия молилась и верила, что дождётся мужа. Даже тогда, когда отгремел салютами победный май, и стали фронтовики домой возвращаться, а от её Ильи не было никакой весточки.

Помнит Евдокия Кузьмовна, что когда в деревню пришла долгожданная весть о Победе, то люди плакали и смеялись, пели и танцевали, прямо на улице большой общий стол накрыли. Это была одна на всех Победа, которую они, жители уральской деревушки ковали в тылу. Вовек не сотрёт память как работали, не жалея сил, не зная отдыха, не разгибая спины. Понимали: «Всё для фронта! Всё для победы!»

Евдокии Кузьмовне порой кажется, что руки до сих пор помнят тяжесть неподъёмных мешков, что возила она на мельницу в Верхотурье. Там, на мельнице, всю ночь напролёт сама эти мешки сгружала, таскала… Выбиваясь из сил, бралась за следующий, понимая, что это хлеб для фронта.

…Шёл август 45-го. Евдокия работала на колхозном скотном дворе, когда услышала крик деревенских женщин: «Авдотья! Илья вернулся!». «Папка пришёл! В шинели!», - кричал вслед за женщинами сын.

После войны

Илья и Евдокия сполна пережили все трудности и военного лихолетья и послевоенной разрухи, что выпали на долю их поколения. Но они были по-настоящему счастливы. Оттого, что вместе, а значит, любые трудности по плечу.

После войны Илья трудился в Верхотурском МТС, а Евдокия - дояркой на ферме. В 1950 году свой дом построили в Верхотурье – очень красивый, обшитый в «ёлочку», с резными наличниками. А в 1956 г. родилась долгожданная дочь Надежда.

О своих родителях Надежда Ильинична рассказывает: «Сколько себя помню, родители на земле трудились, всегда хозяйство было – корова, лошадь, телёнок…В 1973 г. папы не стало. Мама прожила в Верхотурье до 95 лет в своём доме, сама печь дровами топила. Потом мы уже с мужем всё таки уговорили её к нам, в Лесной, переехать. Но по сей день болит у неё душа и тоскует сердце по родным верхотурским местам».

"Где бусы? Гости придут!"

Потрясающе, но в свои сто лет Евдокия Кузьмовна остаётся настоящей Женщиной. Улыбчива и кокетлива, в глазах огонёк, колечко на пальчике. Его, к слову, родственники подарили на 99-летие, хотели порадовать, поскольку своё обручальное кольцо она внуку подарила.

"Где бусы? Гости придут!" - всё говорила именинница дочери, переживая перед приходом гостей.

В этот день Евдокию Кузьмовну со столь солидным и значимым юбилеем пришли поздравить глава городской администрации Юрий Иванов и начальник отдела управления социальной политики Светлана Соловьёва. Имениннице с наилучшими пожеланиями вручили цветы и персональное поздравление от Президента РФ Владимира Путина.

…За праздничным столом поздравить Евдокию Кузьмовну собрались родные и близкие ей люди. И звучали в доме в тот вечер не только добрые слова пожеланий, а и частушки, которые Евдокия Кузьмовна знает великое множество и поёт с удовольствием!

Наталья Фирсова,
информационно-аналитический отдел администрации городского округа "Город Лесной"

Фото автора.

В материале использованы отрывки из стихотворения П.Шубина "Русская женщина".

На снимке: Ю.Иванов, Е.Каргополова и С.Соловьёва.




Возврат к списку